Версия для печати

О регулировании закупок

22.05.2018

На Петербургском международном юридическом форуме (ПМЮФ), который в этом году проходит с 15 по 18 мая, состоялась дискуссионная сессия «Правовое регулирование закупок: процедурный контроль или экономическая эффективность?». Эксперты рассказали, во сколько компаниям обойдется отбор ЭТП, кто пострадает от внедрения норм 504-ФЗ и 505-ФЗ, а также куда лучше не обращаться за решением процедурных споров.

В качестве модератора выступил генеральный директор Электронной торговой площадки Газпромбанка Михаил Константинов.

Первый вопрос, который он предложил рассмотреть – эффективность закупок после вступления в силу норм 504-ФЗ и 505-ФЗ. По его словам, оценивая эти нормы сложно представить, что у регулятора есть четкая экономическая модель, которой он руководствуется. О грядущих изменениях подробно рассказал Александр Мазуров, заместитель начальника департамента по управлению корпоративными затратами «Газпрома».

– Сейчас регулирование касается даже не 223-ФЗ, а деятельности заказчика. Причем происходит оно через запреты и ограничения, которых с каждым годом становится все больше. В частности, 505-ФЗ настолько детализирует хозяйственную деятельность заказчика, особенно применительно к субъектам малого и среднего предпринимательства, что кажется проще нашу работу отдать на аутсорсинг подконтрольному госоргану, чтобы он делал за нас работу, – отметил Мазуров. Он также привел вариант определения понятия «эффективность», которое следует учитывать регулятору, внося поправки.

Во-первых, эффективность для закупщика определяется тремя категориями: управление риском исполнения контракта, управление ценой и управление сроком начала контракта его исполнения. Во-вторых, эффективность закупщика должна оцениваться с точки зрения отсутствия жалоб на него как участника закупки, а это практически невозможно, учитывая тот объем норм, которые нужно соблюсти по 223-ФЗ.

– С 1 июля нужно будет каждую конкурентную закупку описывать по функциональным характеристикам, каждый раз нужно будет доказывать экономические принципы разделения на лот, объяснять то, что кажется объективным – «мы закупаем товар, потому что он нам нужен», но это придется объяснять регулятору, рынку и суду. Из-за новых изменений возникнут сложности в работе с малым и средним бизнесом. Все упирается в деньги и ресурсы. За годы работы мы выстроили эффективную систему закупок, а теперь нам предлагают ее забыть и начать работать по новым правилам с отобранными ЭТП. Но у нас есть своя площадка, в которую мы вложились и которая нас устраивает, будем надеяться, что она будет соответствовать новым требованиям, и мы не потратим много денег на интеграцию с новыми бизнес-процессами. Но до того, как будут определены требования к площадкам, до того, как нам придется внести изменения в положения о закупках и до момента, когда мы сможем разработать новую документацию и описать способы закупок, нам придется остановить закупки у субъектов МСП, – объяснил Мазуров.

По словам Михаила Константинова, в этой ситуации нужно искать баланс меду корпоративными нормами и внешними процедурами, которые внезапно появляются и модифицируются. При этом понять экономическую эффективность от деятельности компании, особенно когда она работает на внешних рынках в крайне враждебном окружении. «Все думают, что монополистам хорошо там, где речь идет об экспорте, потому что кажется, что там монополистов нет. А можно ли судить по тем мерам, которые предложены сейчас, что есть некая экономическая модель, на основании которой производится регулирование?».

Ни Мазуров, ни другие участники дискуссии не припомнили участия внешнего сообщества в обсуждении новых норм закона, так же как и никто не видел предварительной экономической модели.

Екатерина Смирнова, партнер, коллегия адвокатов «Яковлев и Партнеры» ответила на вопрос, почему же закупки вызывают такой высокий интерес со стороны регулятора: «Госкомпании тратят много денег. К примеру, если посмотреть на государственные и муниципальные заказы, то по итогам 2017 г. их сумма составила 7 трлн руб., тогда как объем закупок госкомпаний составил 27 трлн руб. Последняя цифра и объясняет невероятное количество регуляторов и их стремление контролировать эти расходы».

Тему продолжила Светлана Авдашева, профессор департамента прикладной экономики, НИУ «Высшая школа экономики»: «Из упомянутых 27 трлн руб. более 10 трлн руб. – объем конкурентных закупок, то есть не у единственного поставщика. Причем 10 трлн руб. – это больше чем 1/6 российского ВВП, треть из этой суммы составляют затраты покупателей и поставщиков на организацию закупок. Если посчитать все затраты, которые несут компании на организацию процедуры, затраты поставщиков на подачу заявки, затраты на контроль процедуры, то окажется большие деньги. И даже если на каких-то затратах сэкономить хотя бы 5%, то это принесет громадный эффект на ВВП. Кстати, перевод всех закупок на одну ЭТП – это очень серьезный вопрос к эффективности, вмешательство государства в определение круга площадок может сопровождаться со значительными потерями с точки зрения экономики».

Но прежде всего для заказчика главное – договор и получение исполнения по нему, отмечает Анна Сироткина, советник Управления анализа судебной практики Верховного Суда РФ. «Самый главный риск – это утратить договор, в частности, в результате нарушений, которые произошли на процедурной стадии. Здесь кроется одна из важнейших проблем. 44-ФЗ и 223-ФЗ строились на разных принципах. Цель 44-ФЗ – защита публичных интересов, а в 223-ФЗ главное – интерес частных компаний и интерес экономической эффективности, при этом в двух законах есть требования не допущения ограничения конкуренции, но это идет вторым этапом, на первом идет интерес. Сближения двух законов привело к сужению модели договоров, в частности их пределов», – отметила Сироткина.

Роман Бевзенко, партнер юридической фирмы «Пепеляев Групп» подметил, что регулятор относится к субъектам 223-ФЗ, как к потенциально недобросовестным людям и уплотняет контроль еще на входе в закупки. Он же рассказал о работе судов с заказчиками.

– По умолчанию споры разрешаются в госсудах. Но со временем многие стали обращаться к арбитрам. Дискуссия о работе государственных и арбитражных судов неновая. К примеру, Арбитражный суд города Москвы рассматривает в день по 40 дел, уделяя на каждое 5 минут. И даже придя туда с контрактом на несколько миллиардов, судья уделит не больше этого времени. Вместе с этим в государственном суде нельзя выбрать судью, а в арбитраже можно. Преимущество арбитража в том и заключается, что можно подобрать панель арбитров, которым доверяешь, – сказал Бевзенко.

Общий итог подвел Михаил Константинов: «Задача регулятора сблизить 223-ФЗ и 44-ФЗ так, чтобы они не отличались. Мы помним, что было с производственными ГУПами и МУПами, которые вопреки всему перевели на контрактную систему, а теперь возвращают. При всем этом сегодня в закупках трудится миллион профессионалов, что сопоставимо со штатной численностью МВД или Вооруженных сил РФ. А зачем нам такая армия специалистов, чтобы казаться добросовестнее? Получается просто пиар расходов...».

Ангелина Жукова

Источник: torg94.ru


0

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте!
 

ДЕЛОВОЙ КОНГРЕСС

 

5 октября состоится бесплатный Деловой конгресс для бухгалтеров
и руководителей


КОНТРОЛЬНО-КАССОВАЯ
ТЕХНИКА ОНЛАЙН
             

 

Как это работает!

Ищите наc в соцсетях!

ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ
МАРКИРОВКА
МЕХОВЫХ ИЗДЕЛИЙ

            

С электронной подписью!

Задать вопрос

 
Календарь мероприятий
Сентябрь
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930